Новости

Партнер и начальник отдела изобретений Денис Левчук дал экспертное интервью на радио Business FM

Автор: Левчук Денис Владимирович
Октябрь, 2021

В аудиосериале «2025» ведущей Киры Альтман изобретатель Виталий Жариков хочет изменить подход человечества к потреблению – он разработал технологию NOAH, которая поможет переработать использованную синтетическую одежду и создавать принципиально другие вещи. В 19-й серии «Дневник изобретателя: техническое решение и патенты» партнер и начальник отдела изобретений «ЮС» Денис Левчук рассказывает, как правильно защитить свою идею.

Кира Альтман: Техническое решение – это, в первую очередь, интеллектуальная собственность. Важно понимать, что инновация, прежде чем оказаться в публичном поле, должна быть под защитой. У изобретателя возникает миллион вопросов. Например, в какой стране правильнее патентовать технологию, какие детали в описании работы нельзя пропустить.

Денис Левчук, партнер, начальник отдела изобретений патентно-правовой компании «ЮС», приехал по моему приглашению в студию Business FM, чтобы встретиться с изобретателем технологии NOAH Виталием Жариковым. И сразу с порога, с волнением в голосе произнес:

Денис Левчук: «Не рассказывай никому! Пока не подана заявка – никому. Как бы ни хотелось.»

Виталий Жариков: Это раз.

Денис Левчук: Это два и это три.

Виталий Жариков: Понятно, никому, никогда и ничего.

Денис Левчук: Только общие слова.

Кира Альтман: Я тут же вспомнила первое правило бойцовского клуба: «Никому не говори о бойцовском клубе!». Я и предположить не могла, что патент может вести конкурентов, точно гончих, по ложному следу. Что может не только защищать изобретателя, но и помогать ему зарабатывать дополнительно.

Патенты и битва за них – это шахматы, это морской бой. Это по-настоящему доверительное отношение между изобретателем и патентным поверенным. Точно ты имеешь дело с тем, кто знает о тебе все или почти все.

Среди компаний, занимающихся выдачей патентов, «ЮС» в России одна из пионеров. На рынке она работает больше 25 лет. В команде технических специалистов много кандидатов наук. Когда имеешь дело с проектами вроде NOAH, лучше не придумать.

Денис Левчук: Честно говоря, это было основным, почему я стал слушать подкасты – узнать, что ты уже рассказал. А вдруг рассказал что-то техническое? Нет. Все хорошо.

Виталий Жариков: Да, я старался.

Денис Левчук: Спасибо большое, ты упрощаешь нам работу на будущее. Иногда звонят и говорят: «Очень нужно опубликовать статью. Можно?». И вроде будучи сторонним человеком, говоришь: «Нет, нельзя». И тебя слушают, потому что мы знаем, чем это заканчивается.

С другой стороны, недаром за рубежом патентного поверенного называют «patent attorney», адвокатом, – вот ему нужно рассказывать все.

Поясню на примере. Ты мне рассказал про нить, в которой могут быть использованы такие-то полимеры с такими-то параметрами. Мы запатентовали конкретные варианты нити. Но оказалось, что могут использоваться и другие варианты нити, причем твоим патентом их уже не защитить. Если это сообразят конкуренты, они запатентуют «соседний» вариант, близкий к твоему. И может получиться так, что они не могут использовать твои варианты, но ты не можешь использовать их вариант. Конечно же, есть кросс-лицензирование, лицензионные договоры. Но представь, что твой вариант по какой-то причине дальше не пошел, а их – пошел. Ты им отдал идею, они ее немного доработали и запатентовали, и именно их решение пошло в жизнь. Поэтому мы должны заранее знать, какие еще могут быть варианты твоих изобретений, пусть даже на данный момент они труднореализуемы или вообще нереализуемы. Сложные только первые идеи. Чем больше мы будем знать на этапе проведения поиска и подготовки материалов заявки, тем качественнее будет конечный продукт – сам патент, ну и соответственно защита для тебя. Обидно, когда у тебя берут идею, немножко видоизменяют и используют. Но еще обиднее, когда это смогут запатентовать. Поэтому никому не рассказывать! Рассказывать только нам, и все.

Виталий Жариков: Обычно я говорю NOAH. Это не проект NOAH; это идея, которая, безусловно, технически продумана, и есть определенное понимание, как это будет реализовываться. Но все равно это идея. При этом то, что я описываю и рассказываю, нет в мире. Если бы оно было, мы бы давно уже этим пользовались.

Ты начал говорить о том, что правильно приходить на стадии идеи, а не тогда, когда уже есть продукт или есть определенная технология, и тут вспоминается, что здорово было бы все это запатентовать. Вот можешь мне рассказать, как правильно мне это сделать и как не нужно это делать?

Денис Левчук: Виталий, все-таки я уже что-то знаю про твой проект. А вообще, когда приходит клиент, первый вопрос ему: «Зачем Вам нужен патент?». Вариантов ответа может быть множество. В твоем случае я понимаю, зачем тебе патент: это достаточно сложный, комплексный проект, который может оказаться интересным для многих компаний или будущих конкурентов, в том числе в отношении применения нитей. Оно настолько разнообразно, совершенно разные области, совершенно разные направления. И, конечно же, занимаясь этим 30 лет, хочется получить отдачу, причем не только в виде «спасибо» или таблички «Здесь живет Виталий Жариков».

Виталий Жариков: Безусловно!

Денис Левчук: Поэтому лучше начинать прямо с базовых вещей. Мы будем стремиться не просто зарегистрировать патенты, товарные знаки, но строить то, к чему стремятся, по крайней мере, большие корпорации – патентную политику, формировать патентный портфель и далее грамотно им управлять.

Как только проект выходит за рамки России, а в твоем случае, думаю, это однозначно так, расходы на патентование возрастают в геометрической прогрессии, хотя, возможно, в рамках суммарных затрат на технологию они не так велики. Патент – это то, что у тебя не могут отнять. Бизнес могут, патент не могут. Американский патент – тем более не могут, а если еще есть европейский патент, японский и так далее, задача еще сложнее.

Виталий Жариков: И китайский.

Денис Левчук: И китайский. Но, как и все вокруг, это стоит денег. Если какая-то часть процесса создания твоей нити, допустим, проводится в Германии, ее хорошо бы запатентовать в Германии. Если она так или иначе может быть повторена, допустим, в Китае, то и там.

Виталий Жариков: А если во всем мире? Как это будет?

Денис Левчук: Мы не можем сказать тебе: «Патентуй во всем мире!». Этим мы тебя просто разорим.

Виталий Жариков: Да, хорошо, что я пришел к тебе, то есть тут надо большую статью расходов написать.

Денис Левчук: Мы как раз призваны ее уменьшать, но разумно.

Виталий Жариков: Как ты считаешь, чтобы составить определенные документы или раскрыть технические подробности, технологии и возможное применение иных технологий, которые могут получить данные свойства, мы можем это сделать правильно вместе, чтобы мы понимали глубже, и написать это? Или это надо делать лично, индивидуально и к тебе приходить? Как ты видишь эту работу, допустим, на завтра?

Денис Левчук: Вместе, однозначно. Чем лучше мы понимаем то, что ты знаешь, а у тебя 30 лет опыта в этом, тем лучше будет результат. Получить эти знания за короткий срок мы сможем только от тебя. Нам нужно понимать практически как ты понимаешь, и заявка получится отличной. Мы же не хотим играть в рулетку?

Виталий Жариков: Нет, для этого уже нет жизненного времени.

Денис Левчук: У нас есть патент на нить. Нам нужно его, условно говоря, «окружить» патентами, соседними, близкими, чтобы другие не смогли к нему «подобраться». Запатентовать что-то близкое, а может в твоем же патенте рассказать гораздо больше: тебе не нужно это большее патентовать, но и не нужно, чтобы кто-то близко подошел со своими патентами или со своими разработками. Так ты закрываешь соседние области, близкие к твоему патенту, к твоей технологии.

Есть и такая стратегия, когда патентуешь заведомо ложный путь, направляя по нему конкурентов, которые следят за тобой. Правда, к этому моменту хорошо бы уже иметь конкурентов.

Виталий Жариков: У меня был это прямо второй вопрос. Мы будем делать сразу два патента: один такой и один такой?

Денис Левчук: Возможно, мы тебе посоветуем именно так и поступить. Патентный мир сложный, поверь.

А может быть и такая ситуация. Идеальная защита – это патент плюс ноу-хау. Например, ты получаешь патент на некую базовую идею, которую и так хочешь или должен всем рассказать, а тонкости процесса создания нити в патенте не раскрываешь, оставляя их у себя в голове или в столе. И когда потом выдаешь лицензию на патент, говоришь: «Вот вам лицензия на использование патента, она стоит столько-то, но учтите, что если вы сейчас начнете подбирать такие-то параметры, то потеряете либо много времени, либо много денег, либо вообще ничего не получите. Но есть один секрет, я бы вам и его отдал, но тогда лицензия будет стоить, условно говоря, в 10 раз больше. Выбирайте!» Это идеальный случай.

Патентный мир, интеллектуальная собственность – это отдельный мир. Здесь свои войны, свои хитрости. Настоящие войны, настоящие хитрости, настоящие стратегии и тактики. Ты пришел вовремя: в самом начале можно все грамотно построить, а для этого мы должны хорошо понимать идею, и больше никто другой. Я буду возвращаться к этому постоянно.

Виталий Жариков: Да, да. Я понимаю.

Кира Альтман: Денис Левчук – партнер, начальник отдела изобретений патентно-правовой компании «ЮС». Виталий Жариков – изобретатель технологии NOAH.

 

Слушать подкаст на BFM.Ru